Мусара чудзяць

Калі хутка канец квартала а напісаць у справаздачу кіраўніцтву няма што, у ход ідуць вось такія метады “аператыўнай дзейнасці2. Мусара ствараюць мае фэйкі і пішуць пад імі розную херню ў чатах. Проста крэатыўшчыкі ад Бога. Можна было б смяяцца але потым разумееш што гэтым займаюцца маёры і падпалкоўнікі з вышэйшай адукацыяй, якія атрымоўваюць заробак з нашых з вамі падаткаў.
Можаце яшчэ ў мяне пад дзвярыма накакаць, таксама будзе барацьба з экстрэмізмам.
 
На ўсялякі выпадак, будзьце ўважлівыя. Мой кантакт у тэлеграме @Mikola_D (мікола ніжняе падкрэсліванне, Д), усё астатняе фэйкі).

Цифровая слежка под предлогом эпидемии

В России, а в частности, в Москве, пользуясь эпидемией, под шумок навязывают технологии цифрового контроля: личные QR-коды и обязательная установка программы слежки на смартфон, которая получает доступ ко ВСЕМ данным на устройстве (переписки, перемещения, контакты и т.п.) Думаю, излишне говорить, что эта система никуда не денется и после пандемии.

Сознательные граждане уже начали шевелиться чтобы как-то это пресечь.

Тот момент, когда ты радуешься, что живеьш в бедной стране. У Лукашенко на такое денег точно не будет.

 

“Як анархісты змагаюцца з каронавірусам”

Троху хайповы загаловак бо размаўляем пераважна не аб гэтым 🙂

Уладзімір Мацкевіч цікавы суразмоўца, і за кошт гэтага задаваў незвычайныя пытанні. Паслухайце пра тое, чым анархісты Беларусі адрозніваюцца ад анархістаў іншых краінаў і чаму дзяржава лепіць з нас злосных тэрарыстаў.

 

Могилёвская крытая №3

#radixbel

Польские порножурналы, самодельный алкоголь и сломанные челюсти. Могилёвская крытая – часть третья. Этим роликом заканчивается “тройниковский” период в моей отсидке и начинается настоящий хардкор.

Кстати, впервые в ролике я показываю свой тюремный дневник. Раньше его не видел никто, кроме самых близких людей.

Продолжительность: 1.05.00

#radixbel

Учора выдатна пастрымілі: на піке было 25 чалавек. Расказаў, чаму я не жадаю і не буду падтрымліваць Сяргея Сацука, а таксама якім будзе свет пасля каронавірусу.

 

Карцінка прысвячаецца ўсім, хто зараз прапануе паспачуваць бедным-няшчасным бізнесменам, уласнікам і дырэктарам прадпрыемстваў і паперажываць за іх страчаны прыбытак.

Via t.me/anarchomeme

 

Не плаціць арэнду да канца пандэміі

The US anarchists from the Submedia collective issued a call for all workers to keep their rent from April, 1st because of the pandemic. And seems like they are not the only one who promotes this idea in the US. It is logical: where I take money to pay rent, if I can not work? We, as proletarians, do not have capital or profound savings – we only live from wage to wage, not like ranters who multiply their capital thanks to apartments they have.

Nice example of how emergency situations and cataclysms sharpen class and social contradictions. Wish them luck and lets hope some day Belarusians will reach the same level of class consciousness.

/ / /

Амерыканскія анархісты з калектыву Submedia выпусцілі заклік да працоўных – не плаціць арэндную плату з 1 красавіка. І яны не адзіныя, хто прасоўвае гэтую ідэю ў ЗША. І гэта лагічна: дзе я вазьму грошы на аплату арэнды, калі я не магу працаваць? Мы, пралетары, не маем капіталу ці істотных зберажэнняў – мы жывем ад заробку да заробку, у адрозненні ад арэндадацеляў, якія памнажаюць свой капітал дзякуючы таму, што УЖО валодаюць жылплошчай.

Добра прыклад таго, як надзвычайныя сітуацыі і катаклізмы павастраюць класавыя і сацыяльныя супярэчанні. Пажадаем ім поспеху і будзем спадзявацца што аднойчы беларусы дасягнуць такога ж узроўню класавай свядомасці.

 

 

Безумие полицейского порядка

Набрёл в интернете на аудиокнигу Василия Голованова “Нестор Махно”. Дай, думаю, освежу свою память о великих событиях. И примерно на середине прослушивания понял, что книга мне уже знакома. Пятнадцать лет назад, когда я был ещё подростком, она стала моей первой книгой про Махновщину и анархизм.

Я, конечно, продолжил слушать. Несмотря на ряд тенденциозных оценок личности Махно, на прекраснодушные рассуждения о “человеческой ненависти”, которая, дескать, и явилась причиной революции, и прочие наивные пассажи, за книгой чувствуется неподдельная симпатия духу анархизма и Махновщины. Что неудивительно: люди, начинающие серьезно и вдумчиво изучать анархизм очень часто начинают ему сочувствовать. Внутреннее чувство справедливости не обманешь.

И вот набрёл я на поразительно ёмкий эпизод, метким психологизмом характеризующий отношение белогвардейцев к большевикам и к анархистам. И то, каким разным было это отношение.

“Для Деникина Махно – варвар, разрушитель[…]. Махновщину он прямо называет явлением «наиболее антагонистичным идее белого движения». Именно махновщину, а не большевизм. Почему? По той же, вероятно, причине, по какой значительная часть офицеров царской армии и треть генералитета считала для себя возможной службу большевикам. Большевики были не только сильнее и деловитее своих «попутчиков» по революции, они были бывшим служакам империи понятнее. Россия большевиков также представлялась огромным, сильным, централизованным государством, наделенным особой (хотя на этот раз и необычной) исторической миссией. Такому государству необходимы были и мощная армия, и традиционные институты принуждения и насилия, и министерские аппараты[,,,]. Не то чтобы другие партии, называвшие себя социалистическими, отрицали это. Но их большевики победили. Идеи чистой демократии с крахом Временного правительства [,,,] казалось, навсегда обанкротились вместе со своими лидерами. Повстанчество же, идущее под черным знаменем анархии, для кадровых военных, к которым принадлежала практически вся белая верхушка, воплощало в чистом виде идею бунта; причем не просто как неповиновения, грабежа, самозванчества, а в широком, бакунинском смысле – бунта как тотального разрушения всего: традиций, быта, культуры, истории, государства. Большевики были политическими соперниками, претендовавшими на роль новых, наглых, безграмотных – но, безусловно, решительных хозяев России. Повстанцы же – хламом, отбросами истории, ее выродками, нелепицами, химерами, как и проповедуемый ими анархизм, который для лидеров белого движения был политически не то что совершенно неприемлем, а как бы безумен.”

Я внимательно слежу за всем, что сотрудники милиции и спецслужб про нас говорят (на задержаниях и обысках, а также в СМИ) и пишут (на своих фейковых страничках и каналах). Слушаю, мотаю на ус, анализирую. Со временем становится видна их мотивация, характерные черты личности и психологические особенности. И вот что я вам скажу: в описании Голованова я увидел живое отражение их отношения к нам. Один к одному.

Мы для них не просто оппоненты. Мы — безумцы, фантазёры и отбросы одновременно. Они не могут понять нас не на интеллектуальном — нет, а на каком-то животном, биологическом уровне. У них в голове не вмещается мысль, что можно жертвовать собой ради какого-то чувства справедливости, ради абстрактной свободы. Ведь несвобода и унижение слабого сильным для них так же естественны, как восход солнца. Поэтому мы для них — просто сборище идиотов, которые прут против законов природы.

Они отказываются верить, что мы искренне следуем своим принципам. В их системе координат это могут делать только безумцы или сознательные лжецы. Именно поэтому они приписывают нам понятные для СЕБЯ мотивации: жажду власти, денег, признания. Якобы, всё что мы делаем, мы делаем из-за этого, а Анархия лишь так – для прикрытия своих низменных стремлений. Именно поэтому полицейским во все времена были близки неонацисты и в целом ультраправые, а особенно русскомирцы. Они враги – но враги понятные, адекватные. Ведь для них, как и для карателей, иерархия – стержень жизни, подчинение – основа существования. Да, “деды воевали”, но я не раз и не два слышал от милиционеров нотки восхищения и симпатии по отношению к наци-скинхедам. Чего стоит хотя бы фраза ГУБОПовца Литвинского: “Я негров тоже не люблю, но я же их не бью!”. Или тот факт, что сотрудники ГУБОПиК, занимающиеся фанатами, развешивают у себя в кабинетах в качестве трофеев именно фанатские шарфы. А никак не анархистскую символику. Это характеризует.

Церберы, которых пускают против нас правящие элиты, ментально олицетворяют собой концентрированную суть этого порядка: насилие, жадность и страх. Они обвиняют нас в стремлении к насилию, но в реальности сами творят его больше, чем кто бы то ни было. Они не имеют идеи, их идея это иметь как можно больше денег, чтобы заткнуть бесконечным потреблением дыру в своей душе. Они хотят руководить нами через страх, но среди таких же цепных псов сами живут в ежечасном страхе быть сожранными во внутривидовой борьбе. Они считают нас безумцами, но в реальности безумие – это уничтожать других людей за деньги. И ничем это безумие не лечится так хорошо, как смелым и беспощадным восстанием.

Заўтра ўвечары – чарговы стрым

#radixbel

Раскажу вам пра тое, ці варта падтрымліваць галоўнага рэдактара “Ежедневника” Сяргея Сацука, а таксама паразважаю аб тым, якім будзе свет пасля пандэміі.

Як бачыце, змяніў вокладку і назву. Зараз гэта не проста “мае стрымы” а перадача “Радыкальны голас” 🙂 Рыхтуйце пытанні!

Интересно

Просто хорошая статья. Почитайте, возможно кому-то откроет глаза.

Добавлю к ней от себя один важный пункт: в череде авторитарных угроз постлиберального общества я вижу не только традиционалистские и фашистские движения, но и левых сторонников политики идентичности. Радикальные феминистки, некоторые этнические и ЛГБТ-группы показали, что в условиях либеральной демократии они склонны цензурировать СМИ и общественный дискурс, нападать на несогласных и преследовать инакомыслящих не хуже, чем ультраправые. Подобно ультраправым, они заручились в этом деле поддержкой части правящих элит. Поэтому их доминирования стоит опасаться не в меньшей степени, чем “правого поворота”. Создаётся впечатление, что авторы статьи как бы подходят к этому выводу, но боятся его проговорить. В любом случае, почитайте.