Брест против аккумуляторного завода

Сапраўдным промнем света ў цёмным царстве з’яўляюцца здарэнні ў Брэсце. Сёння там, па розных адзнаках, вышло да 500 чалавек. І гэта прытым што 15 актывістаў было затрымана! На самім мітынгу людзі здолелі адбіць ад шунявак Алеся Абляка. Яго змаглі затрымаць толькі з другой спробы.

Я вельмі рады за берасцейцаў, за іх самаарганізацыю і смеласць. Перамены ў Беларусь прыдуць менавіта такім чынам – калі людзі зразумеюць, што ніхто не здолее здабыць для іх светлую будучыню: ні Захад, ні Статкевіч, не анархісты – а толькі яны самі.

 

Дело Полиенко

Выдатная падборка храналогіі пераследу Зміцера Паліенкі. Узорны выпадак сістэматычнай траўлі і цкавання небяспечнага дя ментоў і актыўнага чалавека.

Дадам толькі што актывіст – гэта ўсё ж такі экстрэміст. Як і любы разумны і сумленны чалавек.

Суд

Заўтра ў 09.30 у судзе Фрунзенскага – чацверты суд за экстрэмізм у сацсетках (нават не веда дакладна за што, бо пратаколы складаюць непісьменныя менты).

У апошні час шуняўкі ўзялі моду мяне пасля суда затрымліваць. Калі гэта здарыцца – прачытаць аб далейшым развіцці падзей можна на маім тэлеграм-канале. Нават калі менты пасадзяць мяне ў касмічны карабль і адправяць на Марс – канал будзе аднаўляцца.

Дело Полиенко

То что предвыборная кампания началась, видно уже по всем фронтам. Из вчерашней новости стало ясно, что шунявки решили упаковать, как минимум, на период выборов, одного из самых активных анархистов в Минске – Дмитрия Полиенко. Ему предъявили обвинение сразу по трём статьям УК: 339 ч.3 “Особо злостное хулиганство”, 341 УК РБ “Осквернение сооружений и порча имущества” и 130 УК РБ “Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни”.

Разберем их по очереди.

Самое тяжкое обвинение из вышеперечисленных – это особо злостное хулиганство. До 10 лет. По версии следствия, сосед сделал Полиенко замечание на лестничной клетке, а тот, без лишних слов, брызнул ему в глаза газовым баллончиком. В реальности же пьяный сосед полез на него кулаками а Дмитрий воспользовался баллончиком, чтобы защитить себя. Спустя неделю соседа нашли, заставили написать заявление, и на Дмитрия возбудили дело.

Некоторые заявляют, что все это событие было-де “провокацией”. То есть заранее спланированной спецоперацией, чтобы упаковать Диму. Я так не считаю. Просто потому, что этому нет никаких доказательств. Наоборот, все факты говорят об обратном: это был обычный житейский случай, который может произойти с КАЖДЫМ, и который менты использовали как повод. Эту же версию подтверждают и слова друзей Димы в интервью прессе: они сами говорят того алкаша-соседа буквально принуждали к написанию заявления (никак не тянет на спецоперацию). Пауза длиной в неделю говорит о том, что менты просто не знали про эту ситуацию. Для сравнения вспомним кейс Дмитрия Дашкевича – за спровоцированную драку его задержали в ту же минуту.

Утверждая, что любая драка на улице с участием активиста это “провокация КГБ”, люди сами копают себе яму. Получается, поддержка и защита нужна активисту только тогда, когда против него проведена спецоперация по имитации бытовой драки? А если это была просто самооборона – то, типа, случай не заслуживает внимания? А что вы будете делать, когда с вами такое произойдет? Приплетать “провокацию КГБ” при любом бытовом конфликте, даже когда это будет выглядеть нелепо?
Наоборот, нужно подчеркивать, что активист тоже человек, с ним тоже могут произойти конфликтные ситуации, и нельзя допускать, чтобы они становились поводом для политической расправы.

Кроме того, мы пока не знаем позицию самого Димы по этому вопросу. А именно от нее, а не от наших измышлений, и нужно отталкиваться.

Я не поддерживаю идею о том, что можно заведомо лгать журналистам и обществу про “провокацию” (не имея на то доказательств), чтобы получить больше поддержки от правозащитников. Каждый человек имеет право на самооборону, и точка. Исходя из этого, мы будем защищать Дмитрия, независимо от того, была это спецоперация КГБ, или обычная драка с пьяным соседом. В обеих случаях политический мотив тут очевиден.

“Осквернение сооружений и порча имущества” вменяется Диме за нанесённое кем-то граффити “Менты убивают людей”. Санкция там минимальная и оно, скорее всего, на суде будет поглощено более тяжким. Дима и остальные обвиняемые по этому эпизоду идут в полный отказ. Доказательств нет. Поэтому как менты будут ему его пришивать – понятия не имею.

А вот ст.130 – это очень важный и тревожный пункт. Ее вменяют за видео с граффити “Менты убивают людей”. Однако же в диспозиции статьи указано про “Умышленные действия, направленные на возбуждение расовой, национальной, религиозной вражды или розни, на унижение национальной чести и достоинства”. Где там расовая, национальная или религиозная рознь? Загадка. Вероятнее всего менты решили расширить трактовку до возбуждения вражды в отношении “социальной группы” (в данном случае шунявок). По российским лекалам, в общем. Если это так, то мы, друзья, приехали. В таком случае возбудить дело по этой статье можно будет против КАЖДОГО критика власти. Потому что любую критику (не только агрессивную) можно при желании трактовать как возбуждение вражды или ненависти. Да даже каждого, кто употребляет слово “шунявка”. Оскорбление ведь!

Кстати, недавно мне стал известен случай антифашиста из Минска, против которого возбудили дело по 130-й за два видеоролика Вконтакте. Один – со стебной песней российского рэпера, другой – про раздел Польши в 1939-м году.

Все это говорит о том, что на Дмитрии сейчас отрабатываются новые технологии репрессий. И будут ли они впоследствии откатаны и на нас, зависит от реакции общества и – что немаловажно – международной общественности. Проглотим, схаваем — будет гораздо хуже.

Отдельно хотел обратиться к правозащитникам. Я понимаю, что у вас есть свои нормы и правила, которыми вы руководствуетесь при признании людей политзаключенными. Но беларуская репрессивная система давно приспособилась к этим правилам и учиться сажать людей так, чтобы они проходили мимо ваших норм. Это кейсы Барановича, Бондаренко и ряда других. В таком случае, возможно, пришло время адаптировать нормы под текущие реалии. Иначе псы системы почувствуют, что у них окончательно развязаны руки.

А пока Дима на Володарке, парит нары. Написать ему вы можете по адресу г.Минск, ул.Володарского, 2. 220050. СИЗО-1.

#free_polienko

#free_palienka

#Свабоду_Паліенка

РУУС прыслаў мне чарговую паперку, з якой вынікае, што пятая мая справа за экстрэмізм у сацсетках (17.11 КАаП) адправілася ў суд.
 
Судовае паседжанне па 4-й справе адбудзецца ў панядзелак, у 9.30 у судзе Фрунзенскага раёну. Дарэчы, справу пераносілі, бо першы раз я на паседжанне не явіўся. Не было ані часу ані жадання. То яны вырашылі без мяне не разглядаць.
 
Гэтым разам прыду, і, вядома, з торбачкай. На апошні суд яна згадзілася)
 
Хто хоча, прыходзьце падтрымаць, буду рады. Дуніна-Марцінкевіча, 1. Панядзелак, 8 красавіка, 9.30.

Зміцер Паліенка на СІЗА

Зміцера Паліенка перавялі на СІЗА ў Жодзіна. Прытым абвінавачанне так і не прад’явілі – мусяць зрабіць гэта да 9 красавіка.

Зараз ён у вельмі нявызначаным стане. Сам факт знаходжання пад такім цяжкім артыкулам, без усялякай пэўнасці – вялізны псіхалагічны ціск. Вы можаце напісаць яму ліст: г.Жодзіна, вул.Савецкая, 22а. 222163, ці хаця б выслаць паштовачку.

Учора скончылася 10 дзён са дня затрымання Зміцера Паліенкі, якія яго могуць пратрымаць па законе

Яго не адпусцілі.
 
Адпаведна, яго мусілі альбо вывезці на СІЗА, альбо перазатрымаць па новай крымінальнай справе ў якасці падазронага (як рабілі са мной у 2010 годзе).
 
Што адбылося, інфы пакуль няма. Магчыма, мусара чакаюць заканчэння выходных, каб параіцца з вышэйшым начальствам што рабіць. Бо ўсё што адбываецца зараз – такое відавочнае бязмежжа, што рабіць яго без санкцыі вышэйшага начальства ніяк не выпадае.
 
Дарэчы, галадоўка Зміцера дала плён – яму далі асадку і дазволілі перапісвацца.

АСАВ

#яэкстрэміст
#яэкстремист

Дзякуючы стараным высілкам міліцыі, абрэывіятура АСАВ, якая раней была нікому невядомым субукультурным шыфрам, пайшла ў народ! Фоткі прысланыя падпісчыкам. Первая фотка – Малінаўка, другая – Уручча, трэцяя – вул.Чайкоўскага, усё ў Мінску.

 

 

 

 

Нагадаю, скарачэнне ACAB (All cops are bastards) было прызнаным экстрэмісцкім у 2018-м годзе ажно двума судамі – судом Воршы і Цэнтральнага раёну г.Мінску. Яе напісанне, маляванне, і нават вымаўленне – адміністратыўнае правапарушэнне.

Зміцер Паліенка трымае галадоўку ў ІЧУ з 24 сакавіка – ужо тры дні.

Патрабаванні:
 
а) Медычная дапамога
б) Даць яму асадку, каб пісаць лісты і скаргі
в) Спыніць блакаду лістоў (з моманту зняволення яму дайшоў толькі адзін).
 
Тэарэтычна тэрмін утрымання ў якасці падазронага ў яго сканчаецца 30 сакавіка (па асабліва цяжкіх справах трымаюць да 10 сутак). Пасля гэтага яго альбо перавядуць у СІЗА альбо мусяць выпусціць.
 
Нагадаю, Зміцера Паліенка арыштавалі спецназаўцы з аўтаматамі 20 сакавіка праз тыдзень пасля таго як ён прыснуў у твар балончыкам п’янаму саседу, які лез да яго біцца. Зараз шыюць ч.3 арт.339, гэта ад 3 да 10 год. Для мяне відавочна, што менты проста вырашылі скарыстацца выпадкам (які можа здарыцца з кожным), каб закрыць аднаго з самых актыўных вядомых ім анархістаў.

Скажы мне, хто твой сябра

Учора стала вядома што мемарыял у Курапатах (у тым ліку афіцыйна ўсталяваны помнік) быў зноўку размаляваны нейкімі вырадкамі. На гэты раз на ім пакінулі антысеміцкія надпісы.
А дзе ж нашая пільная-адказная-строгая беларуская міліцыя, от которой мы только и слышим что она “нидапустит”, “охраняет” и “бдит”? АУУУУУ!!!

Калі менты вырашылі што гэта Зміцер Паліенка намаляваў на плоце надпіс “Менты убивают людей”, да яго ўжо праз некалькі дзён ламіліся спецназаўцы з аўтаматамі. А ў Курапатах рабі што хочаш: ламай крыжы і лавы, малюй антысеміцкія надпісы, усё будзе ў цябе окей. Адразу бачна, хто мусарам больш сацыяльна блізкі.