Режим и анархисты

Наблюдаю риторику МВД и госСМИ в отношении анархистов во время этих протестов и сделал для вас небольшую подборку, чтобы проанализировать их дискурс и понять, что они пытаются впихнуть людям в головку.

19 августа, Юрий Воскресенский вещает из СИЗО КГБ «Мы были оттеснены анархистскими и околокриминальными элементами, которые начали управлять толпой». Тут смешной момент, человек за кадром поправляет: «почему околокриминальными? Криминальными!», и Воскресенский послушно кивает: «Да, криминальными…».

7 сентября. Юрий Караев. «Мы замечаем в протестных акциях группы молодых людей, которые неумело маскируются в толпе … боевики, похожие на футбольных фанатов, на анархистов, которых было много 9-10 числа. Потом они резко растворились».

9 октября: Дмитрий Балаба «Анархисты, футбольные фанаты — абсолютно точно одни из самых активных участников…».

11 октября. Ольга Чемоданова. «…повысилась агрессивность толпы, в которой были представители различных радикализированных группировок (анархисты, ультрас и др.)». Здесь очень интересно знать бы, кто имеется ввиду под «др.», ну да ладно.

12 октября. Геннадий Казакевич «Мы столкнулись не просто с агрессией, а с группами боевиков, радикалов, анархистов, футбольных фанатов».

В анализе этих высказываний сложно разделять абсурд, вызванный неграмотностью карателей, и собственно прагматические цели сказанного. Но мы попробуем.

Что кидается в глаза в первую очередь, это обязательная постановка анархистов через запятую от футбольных фанатов. Хотя анархизм это политическая идеология. А футбольный фанатизм — молодежная субкультура. Думаю, такая постановка вопроса ставит своей целью как бы отделить анархистов от политики, поставить в один ряд с панками, эмо и готами. А заодно — криминализовать целый сегмент политического спектра (о технологиях криминализации я подробно рассказал в одном из своих видео).
В МВДшных релизах ведь не пишут: «повысилась активность либералов, консерваторов и социал-демократов». Хотя численно представителей этих взглядов куда больше анархистов. В общем, имеем попытку показать, что анархисты это не политическое сообщество а деструктивная секта.

Анархисты упоминаются чаще всего в связи с беспорядками и насилием. И это чудовищное лицемерие. Все анархисты Беларуси за всё время своего существования не сотворили и одной десятой того насилия, которое каратели сотворили за три августовских дня. Но даже без этого факта выглядит смешно: последний анархистский блок на марше собрал около 30 человек. Людей, активно участвующих в силовых столкновениях — примерно 3-5 тысяч. То есть анархисты, мягко говоря, вообще погоды не делают. Но вся злоба милицейских начальников идёт именно на них.

И тут мы подходим к подоплёке: зачем малочисленной и небогатой ресурсами группе протестующих дают столько внимания, пытаясь назначить главарями радикального крыла? Тут две причины. Первая: «анархисты» звучит страшно и грозно: власти рассчитывают что употреблением этого ярлыка они кого-то смогут отшатнуть от участия в протесте, либо ещё больше демонизировать его в глазах колеблющихся.
Второе — анархисты единственная или почти единственная организованная политическая группа на протестах. Со своей повесткой, структурой, символикой и агитматериалами. Самые активные: Народная Грамада и Европейская Беларусь присутствовали до недавнего времени, пока не разгромили, но блока сформировать не могли. Колонн ОГП, БНФ и других партий мы не видели вовсе. А анархисты есть. И что самое главное, анархисты обладают богатейшим опытом сопротивления, конспирации и нелегальных действий, который сейчас активно передают народу вместе с идеями самоуправления и равенства. Власти понимают, что для них это смертельный коктейль.

Именно поэтому в Беларуси по уголовке сейчас сидит пятеро анархистов, и еще пятеро отбывают сутки.

Да, если вы столкнётесь с упоминаниями анархистов в госСМИ, просьба кидать мне в личку в телеграме: @Mikola_D для дальнейшего анализа.

0 comments ↓

There are no comments yet...Kick things off by filling out the form below.

Leave a Comment