За 10 убийств женщину приговорили к пожизненному сроку.
 
А теперь чек зис аут: в России в 2008 году судили неонацистскую группу Рыно-Скачевского. Они совершили 37 убийств. Получили 10 лет и уже на свободе.
 

У шэраг вайсковых законаў Беларусі унесеныя істотныя змены. Трошкі рэфлексіі: спяшаюся расчараваць тых, хто думае, што гэта дапаможа Беларусі ў абароне ад расейскай агрэсіі.

 

Заўважыў у стужцы разважанні пра #список_47 – тых, каго расейская выведка збіралася ліквідаваць, як Бабчанка – вядомых і уплывовых у грамадскай сферы нацыянальных дзеячаў, тыпу як для падрыхтоўкі ўварвання.

 

Падумалася, што для Беларусі будзе дастаткова максімум спіску-10.

Покушение на Бабченко – инсценировка СБУ

Ну Бабченко конечно журналистам работы подкинул на двое суток. Теперь его ненавидеть будут еще больше.

И, кстати, весьма значимый факт, что СБУшники смогли переиграть ФСБ. То ли первые набрались опыта и прокачались, то ли вторые теряют хватку и от безнаказанности начали действовать слишком открыто и топорно.

И еще: СБУшники сообщили, что убийство Бабченко должно было быть пробным, всего в “списках на ликвидацию” у пророссийских киллеров было около 30 человек. Так что всё написанное за эти сутки про “никто не в безопасности” остается в силе.

https://meduza.io/news/2018/05/30/pokushenie-na-arkadiya-babchenko-okazalos-spetsoperatsiey-sbu-ego-priveli-na-press-konferentsiyu-v-kieve

Насилие – пиар бедных

Статья впервые опубликована в газете “Новы Час”. Благодарю за перевод Татьяну Кульбакину!

По России прошла зачистка анархистского движения. Администраторов сайтов, гражданских активистов, любителей страйкбола и сторонников здорового образа жизни обвиняют в терроризме и экстремизме.

По всему видно, что приказ уничтожить радикальное децентрализованное молодежное движение был спущен с самого верха. За несколько недель волна обысков и задержаний прошла в Пензе, Санкт-Петербурге, Москве, а также в оккупированных Россией Севастополе и Евпатории.

Обвинения выглядят слабыми и абсурдными: объединениям анархистов в 10 человек «шьют» попытку организации Майдана и вооруженный переворот. К привычному уже «экстремизму» в список обвинений добавился терроризм. Если же посмотреть на настоящую активность анархистского движения в России, то абсолютное его большинство составляют ненасильственные действия: от лекций и кинопросмотров до граффити, расклейки листовок и социального волонтерства. Так разве опасения российских чекистов абсолютно напрасны?

Не совсем. Анархизм как идеология не отрицает применения насилия для достижения своих целей. Доказательство этому – анархические повстанческие группировки, которые избрали своим методом «пропаганду действием».

Спонтанные акты насилия анархистов против представителей властей происходили и раньше. «Дело Родионова-Кузнецова» – двух анархистов, которые в 1990-м порезали ОМОНовцев в штатском, либо дело «Романовой-Непшекуева»: в декабре 1998-го в Краснодаре задержали трех анархистов, у одного из которых в рюкзаке нашли две гранаты Ф- 1 и самодельные взрывчатые вещества. Вскоре их обвинили в попытке покушения на губернатора Кондратенко (лютого русского националиста и антисемита). Следствие и суд шли с множеством нарушений, главная обвиняемая – Лариса Романова, – получила 3 ​​года колонии, будучи на 8-м месяце беременности. Через несколько месяцев после родов суд изменил ей наказание на условное. Ее подельника, адыгейца Непшекуева, который был и единственным свидетелем в деле, осудили на три года. Анархисты в своей прессе и резолюциях называли его провокатором.

Но за всю новейшую историю России в ней существовало всего две анархистские организации, которые открыто объявили нападения на представителей власти своим методом борьбы. Это «Новая революционная альтернатива» (НРА) и «Черный Блог».

Дело НРА

“>Новая революционная альтернатива была создана в 1996 году несколькими участниками московского левого движения. Под одной организационной «крышей» нашли приют и друзья РКСМ (б) (Российского коммунистического союза молодежи большевиков), и анархо-экологи и «обычные» анархисты. С 1996 по 1999 год в Москве состоялась серия взрывов возле военкоматов, офиса официальных профсоюзов, а в подмосковном Подольске был взорван памятник Николаю II. Но настоящую известность (и ненависть спецслужб) НРА принесли два взрыва у одной и той же приемной ФСБ в Москве: в августе 1998-го и в апреле 1999 года. Первый взрыв был очень слабым – только выбил стекло фасада. Второй, по оценкам экспертов, составил четыре килограмма в тротиловом эквиваленте, и пробил отверстие в стене здания.

Приёмная ФСБ. Апрель 1999
Однако ни одной жизни ни один из этих взрывов не унес.

За все эти акции «Новая революционная альтернатива» взяла на себя ответственность довольно оригинальным, по сегодняшним меркам, способом: отправляя письма в прессу с Казанского вокзала. Нападение на приемную ФСБ революционеры объясняли следующим образом: «Акция проведена в знак протеста против буржуазного террора со стороны полицейской системы российского государства в отношении радикальных противников режима».

С лета 1999 по весну 2000 ФСБ задержали пять человек. Кстати, из них только один – мужчина. Его позже признают недееспособным и отправят на принудительное лечение). Надежду Ракс, Ларису Романову, Ольгу Невскую (она, кстати, находилась в СИЗО с малолетним ребенком), Татьяну Соколову-Нехорошеву (сотрудничала со следствием и получила условный срок) судили в закрытом режиме. Кроме последней все отказались признавать членство в НРА и в 2003 году получили реальные сроки: от 6 до 9 лет лишения свободы.

Лариса Романова сейчас – гражданская активистка, активно выступает против Путина и помогает политзаключенным. Надежда Ракс работает в Москве преподавателем английского языка, и, хотя и уроженка Ровно, выступает против «бандеровцев», называя Майдан «переворотом». Ольга Невская (в 2000-м году она, кстати, посещала Беларусь и участвовала в протестных шествиях оппозиции) воспитывает двух детей и политическим активизмом не занимается.

Слева направо: Надежда Ракс, Лариса Романова, Ольга Невская.

В октябре 2011 года Европейский суд по правам человека обязал Россию выплатить осужденным от 4 до 20 тысяч евро в качестве компенсаций за проведение суда в закрытом режиме – в Страсбурге посчитали, что повода для такой меры не было, и отсутствие открытости нарушило право обвиняемых на справедливое разбирательство. Кстати, всем трем компенсации были выплачены.

«Чёрный Блог»/ФОЖ

Строго говоря, «Черный Блог», как и ФОЖ (Фронт освобождения животных – радикальная анархо-экологическая организация) не являются организациями в традиционном смысле этого слова. Под этим лейблом выступал целый ряд повстанческих групп: они присылали отчеты о своих акции на сайт blackblog.info и ряд других. Несмотря на то, что чуть ли не каждая акция делалась от имени какой-то новой группы ( «Народное возмездие», «13 негритят», «Друзья друзей свободы», «Бригада поджигателей «Снежинка»,«Анархическая герилья» и так далее), общая тактика, идеология и почерк позволяет говорить, что они осуществлялись одними и теми же группами.
Как сообщают сами участники акций в интервью и мемуарах, для многих участников анархистского движения переход к тактике силовых действий произошел под влиянием восстания в Греции в декабре 2008 года, которое было спровоцировано убийством 15-летнего анархиста Александроса Григаропулоса.

Первая акция повстанцев нового поколения состоялась в России 20 февраля 2009 года. Тогда это была горящая стоянка милицейских автомобилей. После этого случая и до 2012 года акции анархистов-повстанцев достигли пика. Поджигались милицейские автомобили, опорные пункты милиции, отделения банков, военкоматы, суды, офисы «Единой России», районные администрации, роскошные автомобили и «элитные» автостоянки. Не отставали и анархо-экологи: по всей Москве на местах вырубки лесов пылают экскаваторы, лесорубочные машины, асфальтоукладчики, бульдозеры, бытовки строителей …

Отрывок из книги “Другое поколение” – мемуаров анархо-повстанцев.
Доходило до того, что в один день в Москве происходило по две или более акции.

Осенью 2010-го московские бойцы «Черного блога» «посвятили» несколько поджогов строительной техники и милицейских участков беларуским анархистам, задержанным 3 сентября 2010 года по знаменитому делу о поджоге российского посольства. Ширилась и география радикальных акций. Кроме Москвы и Московской области были зафиксированы поджоги в Питере и Ленинградской области, Обнинске, Уфе, Пензе, Краснодаре, Рязани, Саратовской области, Тверской области. Кстати, ни один поджог или взрыв анархо-повстанцев не привел к человеческим жертвам.

Анархистами-повстанцами заинтересовались СМИ. В интервью Газета.ру один из участников «Черного блога» сказал:
«Под акциями прямого действия мы имеем в виду все то, что наносит прямой ущерб структурам угнетения и эксплуатации. Никаких вождей у нас нет. […] Таким образом мы осуществляем принципы прямой демократии в нашей собственной деятельности. Мы планируем оставаться угрозой для всех структур угнетения. Это касается не только государственных органов, но и политических партий, и бизнеса, который эксплуатирует труд и природу, и фашистских организаций. Нашей ближайшей тактической целью является массовое радикальное движение, вдохновленное анархистскими освободительными идеями …»

Самой громкой акцией «Черного блога» считается подрыв поста ДПС 7 июня 2011 года. Мощность взрыва составила 150 граммов в тротиловом эквиваленте.

Взрыв на посту ДПС в Москве. Июнь 2011.

После этого за повстанцев взялись всерьез: осенью 2011-го МВД РФ отчиталось о задержании экстремистской группы «13 негритят». Как сообщили журналистам, «во время обысков были изъяты арбалет, сигнальные патроны, бутылка с горючей жидкостью, десять системных блоков, ноутбук, хард-диски, ножи. Изъято более 10 мобильных телефонов, сим-карты, книги, листовки и наклейки предположительно экстремистского характера». Тогда же задержали двух подозреваемых: парня и девушку. Говорили, что во время задержания девушка нанесла милиционеру ранение ножом – тот был в штатском.
Интересно, но после этого в СМИ никак не сообщалось о дальнейшем развитии этого дела и о судьбе задержанных – но, учитывая солидарность в кругах анархистов, если бы они были обвинены и осуждены, в их поддержку, безусловно, началась бы кампания. Скорее всего, милиция просто не собрала достаточное количество доказательств вины задержанных, и те смогли исчезнуть из страны.
>Впрочем, радикальные акции в Москве со второй половины 2011-го продолжались еще некоторое время, а потом пошли на спад.
Последний поджог в стилистике «Черного блога» в России датируется августом 2014-го: на месте стройки одного из участков дороги РЖД были сожжены колесный кран, бульдозер, каток и экскаватор.

Поджоги строительной техники или государственного имущества до сих пор происходят в Беларуси и в Украине, но не носят систематического характера.

Одно из любимых дел властей, «аналитиков»-конспирологов, да и многих журналистов – выискивать за любыми действиями политических радикалов некий «чужой» след, а в каждом радикальном действии видеть двойное дно. Так было с анархистами-поджигателями российского посольства в Минске (как российская, так и беларуская стороны обвиняли зарубежье в причастности к инциденту, а многие беларусы говорили, что это дело рук КГБ), с делом покушения на Кондратенко (он объявил что это – анархо-сионистский заговор), так происходит и с сегодняшней делом «Сети».

И лишь единицы задумываются о том, почему молодые люди – зачастую, по обывательским меркам, обустроенные в жизни, начинают рисковать свободой (а то и жизнью) для борьбы с тем, что они считают несправедливостью и не удовлетворяются отведенными государством рамками игры в политику. Голос этих единиц – исследователей, социологов и тех же журналистов – обычно не слышен в монолитном хоре обвинителей.

А между тем, достаточно провести простую параллель со всплеском насильственных действий политических радикалов и общей ситуацией в стране. Появление НРА пришлось на время, когда в России царила повальная нищета и криминал, а имущественное неравенство и высокомерная роскошь богатых бросались в глаза буквально каждому. Нападения на милицию от «Черного блога» в 2009 – 2012-х происходили на фоне почти ежедневных сообщений в СМИ о пытках и убийствах, происходивших в милицейских отделениях Москвы и других российских городов.

Кажется, что появление тех, кого сегодня принято называть «террористами» – это результат политики государства и ее же собственной тактики запугивания несогласных. Если бесправие, унижение, рабство одних и привилегии других делаются нормой, а политический протест ограничен спектаклем под присмотром авторитарного лидера, в обществе будут вновь и вновь появляться те, кто не захочет играть по правилам и пожелает оспорить монополию государства на насилие.

Автор благодарит за помощь в составлении статьи и поиска информации Юрия Глушакова, Дмитрия Костенко и Ларису Романову.