Entries Tagged 'Аб усім' ↓

Народны Рэпарцёр – аб нараджаючымся валанцёрскім руху у Беларусі.

Так трымаць!

Колькі людзей загіне ад каронавірусу?

Даследванне аб прагнозных паказчыках развіцця каронавіруснай эпідэміі у Беларусі. Чувакі з East Center пабудавалі матэматычную мадэль. Згодна з ей у Беларусі ад эпідэміі да канца года памрэ ад 16 да 32 тысяч чалавек.

Калі дзяржава прама зараз увядзе татальныя каранцінныя меры: 1,6 тысяч.

Здаецца гэта меней, чым у Італіі (там 16 тысяч памерла за месяц), але калі падумаеш, што ўгэты лік можаш увайсці ты ці твае блізкія, робіцца троху няўтульна.

 

Як натрэніраваць волю?

#radixbel

Ну што, засумавалі па маім спартовым відосам :)? Адкрыю вам сакрэт: з дапамогай практыкаванняў можна натрэніраваць не толькі мышцы, але і сілу волі. Было б жаданне! Якім чынам: расказваю ў 8-хвілінным відэа. І калі жаданне зрабіць сябе мацнейшым у вас ёсць, то відэа дакладна будзе вам карысным.

Безумие полицейского порядка

Набрёл в интернете на аудиокнигу Василия Голованова “Нестор Махно”. Дай, думаю, освежу свою память о великих событиях. И примерно на середине прослушивания понял, что книга мне уже знакома. Пятнадцать лет назад, когда я был ещё подростком, она стала моей первой книгой про Махновщину и анархизм.

Я, конечно, продолжил слушать. Несмотря на ряд тенденциозных оценок личности Махно, на прекраснодушные рассуждения о “человеческой ненависти”, которая, дескать, и явилась причиной революции, и прочие наивные пассажи, за книгой чувствуется неподдельная симпатия духу анархизма и Махновщины. Что неудивительно: люди, начинающие серьезно и вдумчиво изучать анархизм очень часто начинают ему сочувствовать. Внутреннее чувство справедливости не обманешь.

И вот набрёл я на поразительно ёмкий эпизод, метким психологизмом характеризующий отношение белогвардейцев к большевикам и к анархистам. И то, каким разным было это отношение.

“Для Деникина Махно – варвар, разрушитель[…]. Махновщину он прямо называет явлением «наиболее антагонистичным идее белого движения». Именно махновщину, а не большевизм. Почему? По той же, вероятно, причине, по какой значительная часть офицеров царской армии и треть генералитета считала для себя возможной службу большевикам. Большевики были не только сильнее и деловитее своих «попутчиков» по революции, они были бывшим служакам империи понятнее. Россия большевиков также представлялась огромным, сильным, централизованным государством, наделенным особой (хотя на этот раз и необычной) исторической миссией. Такому государству необходимы были и мощная армия, и традиционные институты принуждения и насилия, и министерские аппараты[,,,]. Не то чтобы другие партии, называвшие себя социалистическими, отрицали это. Но их большевики победили. Идеи чистой демократии с крахом Временного правительства [,,,] казалось, навсегда обанкротились вместе со своими лидерами. Повстанчество же, идущее под черным знаменем анархии, для кадровых военных, к которым принадлежала практически вся белая верхушка, воплощало в чистом виде идею бунта; причем не просто как неповиновения, грабежа, самозванчества, а в широком, бакунинском смысле – бунта как тотального разрушения всего: традиций, быта, культуры, истории, государства. Большевики были политическими соперниками, претендовавшими на роль новых, наглых, безграмотных – но, безусловно, решительных хозяев России. Повстанцы же – хламом, отбросами истории, ее выродками, нелепицами, химерами, как и проповедуемый ими анархизм, который для лидеров белого движения был политически не то что совершенно неприемлем, а как бы безумен.”

Я внимательно слежу за всем, что сотрудники милиции и спецслужб про нас говорят (на задержаниях и обысках, а также в СМИ) и пишут (на своих фейковых страничках и каналах). Слушаю, мотаю на ус, анализирую. Со временем становится видна их мотивация, характерные черты личности и психологические особенности. И вот что я вам скажу: в описании Голованова я увидел живое отражение их отношения к нам. Один к одному.

Мы для них не просто оппоненты. Мы — безумцы, фантазёры и отбросы одновременно. Они не могут понять нас не на интеллектуальном — нет, а на каком-то животном, биологическом уровне. У них в голове не вмещается мысль, что можно жертвовать собой ради какого-то чувства справедливости, ради абстрактной свободы. Ведь несвобода и унижение слабого сильным для них так же естественны, как восход солнца. Поэтому мы для них — просто сборище идиотов, которые прут против законов природы.

Они отказываются верить, что мы искренне следуем своим принципам. В их системе координат это могут делать только безумцы или сознательные лжецы. Именно поэтому они приписывают нам понятные для СЕБЯ мотивации: жажду власти, денег, признания. Якобы, всё что мы делаем, мы делаем из-за этого, а Анархия лишь так – для прикрытия своих низменных стремлений. Именно поэтому полицейским во все времена были близки неонацисты и в целом ультраправые, а особенно русскомирцы. Они враги – но враги понятные, адекватные. Ведь для них, как и для карателей, иерархия – стержень жизни, подчинение – основа существования. Да, “деды воевали”, но я не раз и не два слышал от милиционеров нотки восхищения и симпатии по отношению к наци-скинхедам. Чего стоит хотя бы фраза ГУБОПовца Литвинского: “Я негров тоже не люблю, но я же их не бью!”. Или тот факт, что сотрудники ГУБОПиК, занимающиеся фанатами, развешивают у себя в кабинетах в качестве трофеев именно фанатские шарфы. А никак не анархистскую символику. Это характеризует.

Церберы, которых пускают против нас правящие элиты, ментально олицетворяют собой концентрированную суть этого порядка: насилие, жадность и страх. Они обвиняют нас в стремлении к насилию, но в реальности сами творят его больше, чем кто бы то ни было. Они не имеют идеи, их идея это иметь как можно больше денег, чтобы заткнуть бесконечным потреблением дыру в своей душе. Они хотят руководить нами через страх, но среди таких же цепных псов сами живут в ежечасном страхе быть сожранными во внутривидовой борьбе. Они считают нас безумцами, но в реальности безумие – это уничтожать других людей за деньги. И ничем это безумие не лечится так хорошо, как смелым и беспощадным восстанием.

Интересно

Просто хорошая статья. Почитайте, возможно кому-то откроет глаза.

Добавлю к ней от себя один важный пункт: в череде авторитарных угроз постлиберального общества я вижу не только традиционалистские и фашистские движения, но и левых сторонников политики идентичности. Радикальные феминистки, некоторые этнические и ЛГБТ-группы показали, что в условиях либеральной демократии они склонны цензурировать СМИ и общественный дискурс, нападать на несогласных и преследовать инакомыслящих не хуже, чем ультраправые. Подобно ультраправым, они заручились в этом деле поддержкой части правящих элит. Поэтому их доминирования стоит опасаться не в меньшей степени, чем “правого поворота”. Создаётся впечатление, что авторы статьи как бы подходят к этому выводу, но боятся его проговорить. В любом случае, почитайте.

 

Улады ўсё ж такі хаваюць праўду.

NEXTA: “Минздрав начал врать об официально зарегистрированных случаях коронавируса в Беларуси. По внутренним данным, которые рассылаются в различные министерства, ведомства и исполкомы — заболевших уже больше сотни. Какому количеству заболевших поставили диагнозы грипп, ОРВИ или пневмония — неизвестно.”

Улада дзейнічае па саўковай звычцы: “скажам усім маўчаць, ніхто нічога і не даведаецца!”. Але калі гэта не спрацавала ў 1986-м то у 2020-м не спрацуе і падаўна. Замест таго каб быць максімальна адкрытымі, пакзаваць праўду і пасраміць тым самым усіх крытыкаў, такімі паводзінамі яны толькі ўзмацняць недавер да сябе і паніку. Ідыёты.

Маніфест камуністычнай партыі

Калі-небудзь мы перакладзем на беларускую мову класікаў анархізма: Крапоткіна, Бакуніна, Макса Нетлаў.

Калі-небудзь мы пачнем перакладаць на беларускую актуальную анархісцкую літаратуру (Гэрбера, Букчына, Гелдерлооса) і  філосафаў франкфурцкай школы (Адорно, Фрома і інш.)

Пакуль нічога гэтага няма то пачытайце хаця б Маніфест камуністычнай партыі Ф.Энгельса і К.Маркса на матчынай мове.

Чытаць

Анархіст Раманаў

Хто глядзеў БТшную прапаганду ў 2017-м падчас пратэстаў. памятае згадку аб “анархісце Раманаве”, які нібыта вёз у Мінск траціл на акцыю пратэста. Трызненне поўнае, вядома, аднак такі чалавек сапраўды існуе і пасля вызвалення з турмы ён ізноў патрапіў пад прэс ворганаў – нібыта за парушэнне надзору. Яшчэ адно сведчанне таго, што стаўшы экстрэмістам адзін раз, выйсці з-пад увагі карнікаў будзе вельмі цяжка. Яны гатовыя зачапіцца за кожны твой промах, каб зламаць табе жыццё.

Анархисту Сергею Романову грозит повторное заключение

Жесть

Не успел я оправиться от петиции с требованием «запретить въезд китайцам», как подъехал новый сюрприз от наших граждан.

Людей беспокоит, что, дескать, «некоторые родители вынуждены содержать убийц их детей в тюрьмах». Во-первых начнем с того, что таковых убийц на всю Беларусь едва ли больше десятка наберётся, и сидят они все или почти все на ПЗ, где условия жизни таковы что лучше было бы умереть. Во-вторых, сумма которую со своих налогов платят эти родители – это десятые и сотые доли копейки в год.

И в-третьих, их почему-то не волнует, что мы содержим административно-карательный аппарат, который нас штрафует, ОМОНовцев, которые избивают и сажают тысячи людей. Что родственники пострадавших от милицейского беспредела (а таковых в Беларуси также тысячи) оплачивают премии ментам, зарплаты судьям, сажающим невинных и т.п. А это куда как бОльшие суммы.

Зато зэков нужно лишить госсодержания, да.

Что за конченые люди создают эти петиции? И что дальше? Может быть, потребуют, как Дмитриев из «Говори правду», ввести смертную казнь по 328?

 

Былыя палітвязні і іх лёс

Цікава, як жа па-рознаму склаўся лёс ва ўсіх. Аднак адна тэндэнцыя навідавоку: больш за палову з’ехалі з краіны назаўжды.

Насамрэч гэты артыкул агаляе вельмі важную праблему грамадзянскай супольнасці: адсутнасць механізмаў рэабілітацыі палітвязняў: псіхалагічнай, сацыяльнай, працоўнай. Немагчымасць як след адаптаваць іх у грамадства, у выніку чаго для некаторых нават эміграцыя робіцца няўдалай, прыводзячы да ўдзелу ў крымінале, дэпартацый і інш.

Фінансава грамадзянская супольнасць таксама несамадастатковая і не можа прапанаваць вызаленым нават сталае месца працы каб забяспечыць сябе. Бо за доўгія гады зняволення тваё былое сацыяльнае кола калі не знікае цалкам, то звужаецца шматкроць, тое ж і прафесійныя навыкі (калі яны ўвогуле былі).

Карацей наступствы палітычных рэпрэсій бачныя не ў адзін момант, яны расцягваюцца на доўгія гады.