Власть слова

До чего же интересная штука дискурсивная власть. Раз за разом открываешь для себя жемчужины, которые из-за замыленности взгляда обычно никогда не видны. И хотя я не поддерживаю тотальный постструктурализм в социологии\политологии, который утверждают, что слова и их значения рулят едва ли не всем в нашей жизни, значимость у них есть, и она велика.

Взять, например, слово “правоохранители”, которым повсеместно в СМИ называют ментов. Правоохранители это кто? Те, кто “охраняет права”. Но ведь они занимаются обратным! Их функция заключается как раз в в нарушении наших прав! В первую очередь прав на личное пространство, на безопасность, на свободу.

Каратели, принудители, правонарушители – вот их правильные названия. Но все (и в первую очередь они сами) продолжают упорно говорить “право-охранителями”. Ну ни обман ли?

Еще интересно: слово “работодатель”. Под ним понимают нанимателя. Но слово звучит так, как будто этот человек даёт работу. Работо-датель. Хотя по факту он как раз ЗАБИРАЕТ работу, забирает результаты вашего труда! Осуществляет эксплуатацию работника (эксплуатация есть присвоение результатов чужого труда). Вы работаете на человека, приносите ему выгоду и прибыль, но в дискурсе он для вас оказывается еще каким-то “дателем”! Хотя даёте как раз вы, а не он.

И такого очень много вокруг нас. “Гарант Конституции”, “страж правопорядка”, “исправительное учреждение”, “глава семьи”…
Иногда смыслы, укрепляющие угнетение, приходят из глубины веков, и уже непонятно, кто их установил. А иногда, как “правоохранитель”, продвигаются власть имущими намеренно и целенаправленно.

0 comments ↓

There are no comments yet...Kick things off by filling out the form below.

Leave a Comment