Кто на самом деле фашист? Об обвинениях беларуских протестующих в фашизме.

Отличительная черта государственной пропаганды — спекуляция на теме противостояния фашизму. Главным аргументом против оппозиции служит то что мы, дескать, фашисты и последователи Гитлера. А соответственно борьба против нас носит абсолютно правомерный и священный характер. Это хорошо подтверждается одним из последних шествий ябатек, где, увидев колонну протестующих они начали кричать: «Фашизм не пройдёт!», под фашизмом, разумеется, понимая перемены.

Антифашистскую риторику активно употребляем и мы, называя ОМОНовцев и Лукашенко «фашистами».

Почему так сложилось, понятно: после Второй мировой войны слово «фашист» во всём западном мире стало синонимом злого, жесткого человека, сторонника человеконенавистнических идей. И каждая сторона в политическом противостоянии рада навесить этот ярлык на своего оппонента, чтобы вызвать негативную эмоциональную реакцию.

Но сейчас предлагаю отодвинуть эмоции в сторону и, посмотрев здравым политологическим взором, ответить на два вопроса:

а) Что такое фашизм?

б) Кто в реальности ближе к фашизму: режим Лукашенко или сторонники перемен?

Отвечая на первый вопрос, немного упростим и не будем разделять фашизм и нацизм (национал-социализм).

Оксфордский словарь определяет фашизм так: «Крайняя ультраправая политическая система или взгляды в пользу сильной централизованной власти, агрессивного возвышения своей страны или расы над другими, не позволяющие существования оппозиции.

[…] крайние взгляды и практики, заставляющие других людей думать и вести себя одинаково».

Словарь Мериам-Вебстер даёт следующее определение: «Политическая философия, движение и режим, возвышающие нацию или, часто, расу, над индивидуумом, и выступающая за централизованное автократическое правительство, возглавляемое лидером-диктатором, жесткую регламентацию экономики и общества, насильственное подавление оппозиции».

Тут можете почитать множество других определений от политологов и интеллектуалов, все они незначительно отличаются друг от друга и разным образом дополняют определения из словаря.

Михаил Сендер, объединив определения фашизма от Умберто Эко и братьев Стругацких, получил 14 признаков: почитайте сами.

Суммировав, можно выделить как минимум ПЯТЬ основных признаков фашизма:

1. Сильная централизованная государственная власть.

2. Фигура вождя, диктатора

3. Насильственное подавление инакомыслия

4. Крайний национализм либо расизм

5. Агрессивная внешняя политика, культ войны

Теперь давайте разберёмся, у кого же из двух противоборствующих сторон: государства и гражданского общества, этих признаков больше.

Начнем с государства. Сразу оговорюсь — мы не можем тут говорить о фашизме, как государственной идеологии, потому что идеологии у нашего режима нет. Нет стройной системы взглядов и ценностей. Поэтому мы можем лишь брать высказывания Лукашенко и политические практики органов власти и оценивать их как фашистские либо не фашистские.

1. Сильная госвласть. Этот пункт всегда открыто позиционировался, как главный элемент политической программы Лукашенко. К нему же относится знаменитая похвала Гитлеру: «Гитлер сформировал Германию благодаря сильной президентской власти […] это то, что соответствует нашему пониманию президентской республики и роли в ней президента». Тот же самый пункт указывается в учебниках по «идеологии беларуского государства» как основополагающий в этой самой квази-идеологии.

Полное совпадение.

2. Фигура диктатора. Лукашенко называет себя диктатором в открытую и не стесняется этого. Если раньше это можно было списать на шутку, то после заявления Эйсмонт «диктатура — это наш бренд» стало понятно, что там это все признают как данность и даже норму.

Также полное совпадение.

3. Насильственное удержание власти. Тут спорить могут только люди, категорически отрицающие реальность. Политические репрессии всегда были важным элементом беларуского режима. Тут мы идем на все возможные рекорды: большинство кандидатов в президенты, арестованные ещё до объявления результатов выборов (2010), 7500 задержанных за три дня (это 0,08% населения страны), которых пришлось размещать даже в колониях и ЛТП (2020 год), второе место в Европе (после России) по количеству заключенных на душу населения, 266 политзаключенных за период правления Лукашенко. Список можно продолжать долго, не будем доказывать очевидное.

Полное совпадение.

4. Крайний национализм и расизм. Формально наши власти выступают против него. Есть множество законов, преследующих свастики и разжигание межнациональной розни. Но если мы будем отталкиваться от высказываний Лукашенко то будем иметь несколько другую картину. Кроме упомянутой выше похвальбы Гитлеру вспомним высказывания о евреях:

«Если вы были в Бобруйске, вы видели, в каком состоянии город? Страшно было зайти, свинушник был. Это в основном еврейский был город, вы знаете, как евреи относятся к месту, где они живут»

«Всех евреев взять под контроль».

О неграх:

«Чернокожие, желторотые».

Во всём цивилизованном мире такого рода уничижительные высказывания трактуются как расизм и антисемитизм.

В копилку таких высказываний я бы отнес и фразу про то что «беларусы это русские со знаком качества». Попытка поделить людей на уровни качества по признаку национальности как бы говорит о том, в какой парадигме вообще мыслит автор такого высказывания. Это фашистская парадигма.

Отдельно следует сказать про практики МВД. При декларируемом антифашизме они подвергают системному прессингу национальные диаспоры и мигрантов, криминализуя и маргинализуя эти группы населения. Этому есть множество примеров. Фактически МВД РБ можно целиком назвать организацией фашистского типа на службе государства. Более подробно я развернул этот вопрос в своём видео “Міліцыя і нацызм” . Рекомендую посмотреть

В общем, можно сказать, что расизм или крайний национализм не являются целенаправленной политикой беларуского государства, но периодически демонстрируются госорганами на уровне репрессивных практик и самим Лукашенко на уровне риторики.

Так что здесь совпадение признаков можно охарактеризовать как «частичное».

5. Культ войны и внешняя агрессия. Важным элементом госидеологии всегда было отрицание войны. На риторике о «мирном небе» (в противоположность «воюющей Украине») строилась вся госпропаганда последних лет.

Но последние недели всё начало меняться. Перекидывание войск к западным границам, и прозрачные намёки на войну с Литвой и Польшей при полном отсутствии каких-бы то ни было агрессивных действий с их стороны говорит о том, что в минуты существенной опасности режим готов обратиться если не к военной агрессии, то к агрессивной милитаристской риторике в отношении соседей.

Здесь также — частичное совпадение признака.

Таким образом у режима Лукашенко из 5 признаков фашизма имеем полное совпадение 3 и частичное совпадение 2.

Теперь о гражданском обществе.

1. Вся риторика гражданского общества и протестов построена на отрицании сильного государства. Люди хотят честных выборов, прозрачности власти, подотчетности чиновников. Меньше вертикали, больше горизонтали. Собственно, именно за это госпропаганада обвиняет сторонников перемен в желании «разрушить государство» (в их понимании подконтрольность власти равнозначна её разрушению — что ж, они не так уже и не правы). Так что по этому признаку мы — полный антипод фашизма.

2. Протестующие не хотят поставить на место Лукашенко нового диктатора. Нигде в их заявлениях или действиях нет ничего, что говорило бы о подобных желаниях. Часть протестующих вообще выступает за парламентскую республику, часть — анархисты — против всякого государства. Даже сама госпропаганда утверждает образ Тихановской как «слабой женщины».

По этому признаку тоже — полное несовпадение.

3. По насильственному удержанию власти и подавлению инакомыслия говорить что-то сложно, потому что на сегодня у оппозиции\гражданского общества нет этой самой власти.

Но можно поставить вопрос иначе: насколько терпимо протестующие относятся к представителям разных идей и течений в своих рядах сегодня?

А ряды протестующих представлены представителями абсолютно разных идеологий: либералы, националисты, анархисты и даже коммунисты, сторонники «дружбы с Россией» и сторонники интеграции в ЕС. Католиги, кротестанты, православные, а рядом с ними – ЛГБТ. И пока никаких серьезных столкновений между этими группами не было, максимум вялые срачи в телеграм-чатиках и то, не по идеологическим вопросам, а по тактическим.

Совпадение отсутствует.

4. Крайний национализм и расизм. Это то, в чем чаще всего обвиняют протестующих. Долго напрягая память, вспоминая все увиденные фото с протестов, я пытался найти хоть один (!) шовинистический\расистский плакат или кричалку у протестующих. Не нашел и не вспомнил. Максимум что пришло на ум — плакат «Расія — гаўно!» на одном из протестов против интеграции ещё в 2019. И то, замечу, этот плакат многие подвергли критике за грубость.

Есть ли среди протестующих сторонники ультраправых идей и фашизма? Да, безусловно есть. Потому что, как я писал выше, на участников протеста не налагаются идеологические ограничения. Приходят туда и ультра-националисты из КХП-БНФ, и правые футбольные фанаты. Никто не может им этого запретить, равно как и потребовать на входе справку об идеологической чистоте.

Но — самое главное — эти люди приходят поддержать общие требования протестующих. Они не актуализируют собственной политической повестки (лозунги, требования и т. п.) и уж тем более не идёт и речи о её навязывании протесту. Не было и нет на митингах ультраправой символики. Как бы Лукашенко не фантазировал о «потретах Гитлера» и свастиках, но их нету на митингах, нету вообще и никогда не было.

Ну и по численности. Сколько их — ультраправых протестующих? Даже если всех их сгрести в кучу и очень сильно обобщить, по всей Беларуси едва ли получим несколько сотен человек, и то это с огромной натяжкой. На фоне 200-300 тысяч на улицах это капля в море. За приверженцами других идеологий, главным образом либерализма, явный перевес. Ну а большинство протестующих, очевидно, составляют люди вообще без явных идеологических предпочтений, что абсолютно естественно для любого массового протеста.

В общем, по этому пункту также несовпадение в главном.

5. О милитаристской агрессии говорить даже не приходится, потому что у протестующих, в отличие от власти, вообще нету оружия, и они при всём желании не могут грозить соседним странам. Зато мы видим на протестах не только БЧБ, но и официальные флаги (подчеркнуто примирительный жест, в противовес угрозам гражданской войной от Хренина), флаги Украины, Израиля, России, Евросоюза и др.

По этому пункту вновь, не просто несовпадение, а полное противоречие.

Таким образом, что мы видим: из 5 признаков фашизма гражданское общество\оппозиция набрало 0. Лишь в одном признаке мы видим мизерное сходство — нужно признать что среди протестующих есть небольшой процент ультранационалистов, которые при этом вообще не влияют на повестку и тон протеста.

Государство же, а равно и его сторонники, из 5 признаков собрали 3 — с полным совпадением и 2 — с частичным.

Комментарии тут излишни. Остаётся только один вопрос: так на основании чего государственная пропаганда продолжает причислять нас к фашистам? Если отбросить эмоциональную шелуху (и очевидный абсурд, вроде этого https://youtu.be/_aZK899fweM ) в сухом остатке останется БЧБ-флаг. Его использовали коллаборанты во Вторую мировую, а значит каждый кто ходит под этим флагом тоже фашист!

Этот аргумент ничтожен по трём причинам:

а) Определяя суть явления, мы должны смотреть на содержание а не на форму. Содержание я описал выше: ничего общего с фашизмом носители БЧБ-флага не имеют. Форма же вторична. Кусочек ткани определённого человека над головой не способен изменять мысли и ценности, его ношение не делает человека фашистом, человека делает таковым система взглядов в голове.

б) Я бы ещё мог понять этот аргумент, если бы БЧБ-флаг был придуман коллаборционистами. Но он был разработан инженером Клавдием Дуж-Дужевским в 1917 году, а неофициально использовался студентами-беларусами ещё раньше. Поэтому употребление флага со 103-летней историей на протяжении 3 (!) лет небольшой группой коллаборационистов никоим образом не бросает тень на флаг в целом.

Я уже молчу про то, что пользуясь такой логикой, можно было бы предать анафеме практически все национальные флаги постсоветских республик, ну и, конечно же, российский триколор, активно использовавшийся власовцами.

в) Каждый символ имеет смысл только в конкретной исторической обстановке. Следует смотреть не на то, кто стоял под этим флагом 80 лет назад, а на то, кто стоит под ним сейчас.

Таким образом все разговоры о том что БЧБ это «фашистский флаг» – не более чем эмоциональная манипуляция (см. начало поста), призванная пробудить в человеке худшие ассоциации в обход разума, здравомыслия и исторических знаний.

Я не рассчитываю, что все изложенные мной выше аргументы переубедят ябатек. Переубедить аргументами можно только тех, кто руководствуется фактам и логикой. Сегодняшние сторонники Лукашенко живут либо циничным интересом (всё понимают, но защищают режим, потому что он даёт им блага), либо эмоциями и иррациональной симпатией. Как я уже писал, у ябатек нет идеологии и политической программы, они живут в дискурсе постправды. Если тебя приперли к стенке фактами, просто отрицай их и называй фейком. У этих людей нет системного мышления, у них в головах прекрасно уживаются взаимоисключающие тезисы: «Россия заслала к нам вагнеровцев — Россия за нас!», «Все змагары фашисты — все змагары за гей парады!», «У нас ещё какая демократия! — правильно, батька, души эту оппозицию!» и так далее.

Поэтому все выше написано для того, чтобы каждый из сторонников перемен мог понимать суть конспирологического мышления и устройство той машины постправды, которой власть ведёт с нами информационную войну. Их оружие — это невежество. А у нас же знание — сила.

А фашизм действительно не пройдёт.

0 comments ↓

There are no comments yet...Kick things off by filling out the form below.

Leave a Comment