Ниже длинный пост о том, как я работал в суде.

Читаю вот про очередной беспрецедентный приговор суда (ранее, кто не в курсе, могилёвский суд отклонил иск ГАИшников к блогеру), где человека оправдали за участие в несанкционированном мероприятии – чтении стихов у памятника. Да, в Беларуси, где одноруких штрафовали за хлопание в ладоши, это прецедент. И тут смотрю – знакомая фамилия судьи. Шабуня…. А ну да, конечно. Это же суд Центрального района Минска.

Сразу стал вспоминать фамилии остальных судей и чем они отличились. Конечно, очень много рассказать не могу, потому как проработал там всего полгода. Но за эти полгода у меня успели сложиться негативные впечатления о большинстве судей.

Вообще поразил сам стиль их поведения и общения. Когда судья заходит в кабинет судебных исполнителей, все обязаны если не вскочить навытяжку, то уж точно разговаривать шепотом, подобострастно склонив голову. Если ты этого не делаешь, на тебя смотрят как на врага и опасного бунтаря. С судьями все на “вы”, они со всеми на “ты”.
Накричать на своего подчиненного, оскорбить, например, назвав его “тупым” – в порядке вещей. Естественно, сказать что-то в ответ означает лишиться работы или как минимум получить выговор. Сам не видел, но коллеги рассказывали что были и случаи, когда старший суд.исполнитель орала матом на обычного за невыполнение какой-то там задачи в срок. Двери были открыты и это слышал весь коридор. Государственное учреждение, храм праводудия и справедливости!
А ещё лизоблюды из низших чинов стараются – собирают судьям деньги на подарки на дни рождения. Добровольно-принудительно. Учитывая что судебников там около 8 человек, а судей несколько больше… Ну вы можете себе представить, какие это траты. Естественно, судебникам никто ничего не собирает, кроме их же коллектива.

В своем хамстве из судей мне особенно запомнились судьи Якунчихин и Бычко – до сих пор на своих должностях. Кстати, как и все остальные судьи. 7,5 лет назад я оттуда ушел – а состав точно такой же, только некоторые мои бывшие коллеги одного со мной ранга пошли на повышение.

Ещё при мне в суде сменился председатель. Старый пошел на почетную пенсию в Палату представителей, а новый – Лебедь пришел и сразу заявил о себе как о “твердой руке”. Вступая в должность он собрал всех в зале и сказал что “Центральный суд – особенный, в том числе и из-за того что на его территории находится Октябрьская площадь”. В первые же дни ввел инновацию: каждый работник суда, приходя на работу, должен отмечаться в журнале, во сколько он пришел. То есть если раньше опоздать на 3-5 минут было нормой, то теперь за это могли реально и жестко вздрючить. Зато потом отчитается перед начальством: “усилил контроль!”

Потом собрал совещание специально для нас, судебников, на котором распекал нас за некачественную работу. Мол, плохо исполняем производства (наша служебная обязанность – исполнение решений судов в части материальных взысканий). Стучал кулаком по столу с криком: “Это недопустимо!” Кстати, всегда смешило слово “совещание” применительно к госорганам. Вообще, совещание это от “со-вещаться” – процесс обмена мнениями и вербальной коммуникации как минимум между несколькими субьектами. Не знаю где как но у нас в 10 случаях из 10 “совещание” выглядело так: сидит коллектив, и сидит начальник\начальница, и поливает дерьмом каждого по очереди. Повышает голос. Хамит. Отвечать нельзя. Если ответишь – тебе жопа. Смешают с говном прямо там, а потом ещё начальник\начальница отыгрываться будет не один месяц. Коллеги так и вовсе за идиота примут.

Так вот, возвращаясь к специфике работы. Фишечка всей работы судебников в том, что с тем объемом производств (т.е. штрафов, исков и обязательств, необходимых ко взысканию), что им поступает, и необходимости должным образом их оформить (пришить бумажечки, отправить запросы и т.п.) выполнять всё и в срок В ПРИНЦИПЕ невозможно, тем более соблюдая инструкции. Поэтому все сознателно идут на её нарушение, ставят левые подписи, ищут каких-то левых понятых, просто-напросто забивают на исполнение, отправляя дело куда-нибудь в жопу, чтоб оно там затерялось. Один мой одногруппник, тож работавший судебником, рассказывал как они поступали с внушительным количеством исполнительных листов (так называется документ-приказ о взыскании), вроде штрафов за пьянку, за мелкое хулиганство, и т.п. Они отправляли их на МТЗ. Как бы по закону это можно – отправить исполнительный лист на предприятие, где работает человек, чтоб ему удерживали 20% с зарплаты. Но прикол в том что НИКТО из тех, кому полагались эти штрафы, на МТЗ, конечно же, не работал. В большинстве своем это были бичи, пьянтосы, бездомные, люмпен-пролетарии. Они нигде не работают. С них ничего не взыщешь. Но мусора составляли протоколы и суды выносили штрафы. И с ними надо было что-то делать. Исполнять. Не портить статистику. Они слали их на МТЗ пачками. Огромными пачками. И бухгалтер прекрасно понимал, зачем это делалось. И, естественно, пачками же отправляла их в мусорку. Потом, зачастую на тех же пьянтосов, составляли новый протокол. Новый суд. Новый исполнительный документ. И вновь он попадает судебнику. И вновь судебник шлет его бухгалтеру предприятия, на котором этот пьянтос никогда не работал. Круговорот дебилизма в природе. При колоссальных временных и материальных затратах тех, кто этим занимается.

Хотя, конечно, если речь идет о взыскании невыплаченного кредита, или исках по уголовному делу, тут такое не проканает. Тебе будет наяривать служба безопасности банка, Управление юстиции, судьи, старший судебник, истец и весь тот миллион начальников, который над тобой, чтобы ты качественно и в срок всё исполнил (описал имущество должника и продал его).

Возвращаясь к Лебедю. То первое совещание не помогло, и вскоре Лебедь собрал нас на новое. Там продолжал нас распекать, грозить всеми смертными карами, при этом отлично зная всю вышеописанную кухню. Как меня всегда выбешивало это лицемерие! Принцип “нарушай закон сколько хочешь, лишь бы начальство не видело”, скотство, возведенное в принцип. На одну девушку наехал, угрожая уголовным делом (!), довел ее прямо там до слез. Ну и по мне прошелся, разумеется. Мол я ничо не делаю, безответственный, раздолбай и т.п., и он меня уволит. Впрочем, я никогда и не стремился к вершинам карьеры, особенно после того как увидел, в какой гадюшник попал.

Были, конечно, и нормальные судьи, которые не шли по чужим костям (насколько это возможно в профессии судьи) и не самоутверждались за счет сотрудников ниже рангом. Но называть их не буду, чтобы не подставлять.

Ещё хотел сказать, что самая затюканная категория в суде это секретарь судебного заседания. Судебная тягловая лошадь, никаких прав, одни обязанности, самый низ иерархии. Объем работы – просто колоссальный. Выходных почти нет. Некоторые секретари ночуют на работе. Не в переносном смысле а в прямом. Не идут домой в 18 или даже 21 час, а ложатся на стулья и спят там ночь. А с утра – опять за бумажки.

В общем, это была самая конченая работа, на которой я когда-либо работал. Повезло – смог уйти переводом на должность юрисконсульта в частную фирму.
После того как я посмотрел на эту помойку, ещё раз убедился в абсурдности и неэффективности всей гос. машины. Как оно там вообще работает, не разваливается – мне до сих пор непонятно. Всё из-под палки. Всем на всё похер. Никакого энтузиазма нет у людей, которые там работают. 80% всех производимых там действий это действия впустую, идиотская трата людских и материальных ресурсов, в первую очередь времени. Но их продолжают исполнять годами.

Так к чему это я все вспомнил? Да к тому, что Шабуня, прежде чем вынести этот приговор, спросила председателя суда Лебедя, че делать. А тот, в свою очередь, спросил ещё выше. И потом только приказ вернулся на низ. Собственного мнения у судей нет. Это обычные клерки, если кто ещё не шарит.

По мотивам: http://www.belpartisan.org/politic/366092/

0 comments ↓

There are no comments yet...Kick things off by filling out the form below.

Leave a Comment